A deep dive discussion with Anastasia Amoroso on our top three megatrends for the year.

Денис Шибико - Здравствуйте дорогие друзья. Спасибо, что присоединились к нашей программе сегодня. Я хотел бы начать наш разговор немного с технического момента. Если у вас сейчас есть вопросы или появятся в течение нашей сессии, пожалуйста направляйте их Ольге. Ольга Яковлева будет нам помогать сегодня с вопросами. Её e-mail вы можете увидеть на экране, а также он есть в приглашении, которое вы получили на сегодняшний звонок.

Вот, а теперь к нашему разговору. Сегодняшний звонок мы решили организовать потому, что очень многие разговоры, которые у нас проходили с вами, с нашими клиентами, с нашими друзьями, они часто проходили по похожему формату. Мы начинали разговор о том, как мы приспосабливаемся к жизни в условиях изоляции, обсуждали то, что экономики всех стран значительно пострадали в результате, то есть за последние три месяца, и также, что существует значительный риск и неопределенность о том, как дальше будут происходить события, дела и как это всё может повлиять на рынки.

Но дальше мнения разделялись: некоторые клиенты хотели более энергично и как бы рискованно поучаствовать в возможностях купить активы, которые просели. Другие предпочитали, наоборот, выжидать больше ясности, посмотреть, как всё пройдёт и принимать решения позже. Но одна общая тема всегда прорисовывалась - это то, что не все темы, не все инвестиционные стратегии, не все индустрии цикличны, не все пострадали в результате распространения вируса, а некоторые наоборот получили дополнительный импульс. И в связи с этим мы хотели провести сегодняшнюю сессию, обсуждая именно те темы, которые, нам кажется, будут наиболее интересны и динамичны в ближайшее время, а также на протяжении нескольких лет. И для этого разговора мы пригласили сегодня Анастасию Аморосо, которая возглавляет у нас в GP Morgan-е команду тематических стратегий. Анастасия уже более 15 лет работает в финансовом секторе и специализируется как раз на тематических инвестициях, на управлении портфелями, на глобальных тактических решениях. И раньше вы её могли видеть по телевизору - на Bloomberg, на канале Bloomberg или CNBC, а также возможно читали её статьи или комментарии в финансовой прессе. Поэтому разрешите мне представить Анастасию и задать ей первый вопрос.

Denis Shibiko - Hello dear friends. Thank you for joining our program today. I would like to start our conversation a little bit from a technical point. If you have any questions now or during our session, please send them to Olga. Olga Yakovleva will help us today with questions. You can see her e-mail on the screen, as well as in the invitation that you received for today's call.

Well, and now regarding our conversation. We decided to organize today's call because many conversations that we had with you, with our customers, with our friends often took place in a similar format. We started a conversation about how we adapt to life in isolation, discussed the fact that the economies of all countries have suffered significantly as a result, that is, in the last three months, and also that there is significant risk and uncertainty about how things, business may happen next and how it all can affect the markets.

Further, opinions would divide: some customers would like to participate more vigorously and be risky in opportunities to buy assets that dipped. Others preferred, on the contrary, to wait for more clarity, to see how everything goes and make decisions later. But one common theme would always be seen - that not all topics, not all investment strategies, not all industries are cyclical, not all have suffered as a result of the spread of the virus, and some, on the contrary, have received additional impetus. And in this regard, we would like to hold today's session, discussing particularly those topics that we think may be most interesting and dynamic in the near future, as well as over several years. And for this conversation we invited Anastasia Amoroso, who leads our team of thematic strategies at GP Morgan. Anastasia has been working in the financial sector for more than 15 years and specializes in thematic investments, portfolio management and global tactical decisions. And you could see her before on TV - on Bloomberg, on the Bloomberg or CNBC channels, and perhaps also read her articles or comments in the financial press. So let me introduce Anastasia and ask her the first question.

Анастасия Аморосо – Здравствуйте.

Anastasia Amoroso - Hello.

Денис Шибико – Да, первый вопрос - что же такое тематические инвестиции и зачем ими нужно заниматься?

Denis Shibiko - Yes, the first question is - what are thematic investments and why do we need to deal with them?

Анастасия Аморосо  - Хороший вопрос. Приятно познакомиться со всеми пока по Zoom-у. Ну что такие тематические инвестиции? Я вообще-то их называю мега-трендами. И мега-тренды (то есть какое определение) - это идеи, это инновация, которая будет менять и формировать нашу жизнь и наш мир. Не только в несколько кварталов, но на несколько лет, может даже 5 лет. И сейчас (we can go to the next slide), сейчас мы сосредоточены на 3 таких мега-трендах.

Первое - это Digital Transformation - цифровая трансформация: я буду её называть Digital Transformation, if that’s ok.

Следующая идея - это Healthcare Innovation - то есть медицинская инновация.

И последняя - по-английски мы называем Sustainability, по-русски я думаю это называется экологические инвестиции, экологическая устойчивость, как бы сказать.

И если, смотрите, то есть много здесь как бы в этих мега-трендах тенденций, то есть, и хочу сегодня поговорить про такие идеи, как 5G, Artificial Intelligence, Cloud Computing: всё это сейчас происходит в этой, в трансформации, прямо сейчас, как мы проходим эту пандемию. А потом в Healthcare Innovation тоже много о чём можно говорить - допустим генетическая терапия и вообще дата, то есть данные в медицине, и они сейчас приводят к большим breakthroughs, как бы сказать, в медицине…

Anastasia Amoroso - Good question. Nice to meet you all so far on Zoom. Well, what are thematic investments? I actually call them mega-trends. Mega-trends (that is, the definition) are ideas, innovation that may change and shape our life and our world. Not only in several quarters, but also for several years, maybe even 5 years. And now (we can go to the next slide), now we are focused on 3 such mega-trends.

The first one is Digital Transformation: I will call it Digital Transformation, if that’s ok.

The next idea is Healthcare Innovation - that is, medical innovation.

And the last - in English we call it Sustainability, in Russian I think it is called environmental investment, environmental sustainability, how to say.

And if, look, there are lots of tendencies in these mega-trends, I mean, I want to talk today about ideas such as 5G, Artificial Intelligence, Cloud Computing: all this is happening during this transformation right now, as we go through this pandemic. And then in Healthcare Innovation there is also much to talk about - for example, genetic therapy and generally data, I mean, data in medicine, and they now lead to big breakthroughs, how to say, in medicine ...

Денис Шибико – Прорывам…прорывам.

Denis Shibiko - Breakthroughs ... breakthroughs.

Анастасия Аморосо  - Так что давайте начнём немножко говорить по трансформации, и Денис, я думаю у тебя ещё какой-то вопрос был перед этим.

Anastasia Amoroso – So let's start talking a little about transformation, and Denis, I think you had another question before that.

Денис Шибико – Ну, во-первых, спасибо, спасибо Анастасия, это очень интересная тема. Но вопрос на самом деле, наверное, следующий. Все эти темы они как бы не новы, и (так, секундочку, у нас, по-моему, техническая заминка. Что случилось с моим экраном? О! Вот), значит, все эти темы они вроде как не новы – мы обсуждали многие из них и в предыдущие года, и на самом деле даже больше вопрос, то есть мы сейчас обсуждаем как себя ведёт рынок акций. И с начала года, да, то есть несмотря на кризис, технологические акции поднялись на 7%, как…

Denis Shibiko - Well, first of all, thank you, thanks Anastasia, this is a very interesting topic. But the question is probably the following. All these topics are not new, and (hold on, I think there’s a technical issue. What happened to my screen? Oh! Here), I mean, they are all somewhat not new: we discussed many of them previously and in fact, even a bigger question that we are discussing now is - how the stock market behaves. Since the beginning of the year, despite the crisis, technological stocks rose by 7%, as ...

Анастасия Аморосо  - Ага

Anastasia Amoroso - Yeah

Денис Шибико – …как сектор. Вопрос - тогда, а не поздно ли мы начали обсуждать эту тему? Может быть нужно было заняться, то есть, может быть посмотреть в другое место? Например, на прошлой неделе финансовый, индустриальный сектор опередил значительно технологические компании и компании по здравоохранению, когда происходит такая небольшая ротация. Не опоздали ли мы случайно с обсуждением этих тем?

Denis Shibiko - ... as a sector. The question is then, but isn’t it too late to discuss that question? Maybe it was necessary to do something, I mean, maybe to look at another place? For example, the financial, industrial sector overtook significantly technological and healthcare companies last week, when such a small rotation occurs. Haven’t we been late with the discussion of these topics?

Анастасия Аморосо  - Да, хороший вопрос и ответ, что “Нет, не опоздали”. То есть я сейчас объясню это. Во-первых, все эти тенденции, ты прав, это мы всё это обсуждали даже перед началом этой пандемии. Ну, что сейчас случилось, что, потому что мы сейчас все работаем из дома, потому что мы сейчас все смотрим Netflix, и всё это происходит, то сейчас эти тенденции они ещё больше развиваются. И поэтому это не странно, что Technology и допустим, Healthcare, очень хорошо их акции поднялись, потому что они как раз и помогают в этой пандемии. И мы это, вообще-то, обсудим немножко, когда мы будем говорить про искусственную intelligence. Это первый ответ.

Второй ответ (давайте на следующий слайд. Let’s go to the next slide), второй ответ - это то, что если мы смотрим, допустим, в истории, если мы смотрим на прецедент - какие компании растут больше чем весь рынок? И ответ - такие компании, которые, у которых доход больше, чем у рынка. То есть посмотрите на S&P500 допустим. Мы ожидаем, что у них доход у этих компаний будет расти на только 6%, в каждом году на следующие три года. Сейчас посмотрите на Nasdaq Computer, so this is это технологический индекс - это 10%. Потом посмотрите на Global Clean Energy - это 17%, и потом на правой стороне Nasdaq Biotech, то есть biotechnology - 27%. Вот, и поэтому мы инвестируем в эти мега-тренды, поэтому мы инвестируем в эти секторы, потому что у них есть доход гораздо больше, чем весь рынок. И, то есть all else equal, эти компании растут.

Я вам ещё третий ответ дам, и 3-й ответ - это что, наверное, в такое короткое время я может немножко согласна, что Технология и Healthcare они уже хорошо росли и может быть они готовы к какой-нибудь паузе. То есть это понятно, что сейчас, как экономия открывается, экономика открывается, и все вроде, you know, идут из дома, идут в магазин, и это понятно, что как бы физически мир немножко лучше сейчас․ Но если мы посмотрим, допустим на несколько - 3 года или 5 лет, то все эти тенденции, про которые я буду говорить - 5G, Artificial Intelligence, even Cloud Computing, они вообще-то сейчас даже не в прогнозах analyst-ов. То есть некоторые вещи, которые будут возможны из-за этих технологий, они еще ни в каких не в прогнозах. Поэтому Денис я думаю, что мы не пропустили этот момент.

Anastasia Amoroso - Yes, that’s a good question and the answer is: “No, we have not.” I mean, I will explain it now. First of all, all these trends, you're right, we discussed all this even before the start of this pandemic. Well, what happened now is that because we all work from home now, because we all watch Netflix now, and all this is happening, so now these trends are developing even more. Therefore it is not strange that Technology and, for example, Healthcare stocks rose significantly, because they just help in this pandemic. And we, in fact, will discuss this a bit when we talk about artificial intelligence. This is the first answer.

The second answer (Let’s go to the next slide), the second answer is -that if we look, say, through the history, if we look at a precedent, which companies grow more than the whole market? And the answer is - those companies that have more revenue than the market. I mean, look at the S&P500 for example. We expect that the income of these companies may grow by only 6%, each year for the next three years. Now look at Nasdaq Computer, so this is a technological index - it's 10%. Then look at Global Clean Energy – it is 17%, and then on the right side - the Nasdaq Biotech, that is, biotechnology - 27%. That is why we invest in these mega-trends, therefore we invest in these sectors, because they have much more income than the entire market. And, I mean, all else equal, these companies are growing.

I will also give you the third answer that is -probably, in such a short time I can agree a little that Technology and Healthcare have already grown well and maybe they are ready for some kind of a pause. I mean, it’s clear that now, as the economy opens and, you know, everybody is coming out of home, going to the store, and it’s clear that, as if physically, the world is a little better now ․ But if we look, let's say for a few - 3 or 5 years, then all these trends that I am going to talk about: 5G, Artificial Intelligence, even Cloud Computing, they are actually not even in the forecasts of the analysts now.  I mean, some of the things that may be possible due to these technologies are not in any forecasts yet. Therefore, Denis, I think we did not miss this moment.

Денис Шибико – Спасибо, то есть, по-моему, тогда я начинаю как-то это понимать. То есть если мы ожидаем, что широкий рынок - S&P500 американских акций к примеру, где-то должен расти следующие там три года с темпами 6%, то когда компьютерный, в среднем, рынок растет 10% (на 4% годовых быстрее), биотех может быть даже и на 20% быстрее, тогда + 5 + 6 за один год по сравнению, допустим с началом года - это не такая уж и большая как бы сумма, разница. То есть если бы опять же смотрели, то есть проводили этот разговор в начале прошлого года и сказали, что технологические компании поднялись на 7%, то есть, ну, это как бы сильно так никого не, скажем, не озадачило, да? То есть, как бы в абсолютном положении доходность или рост технологических компаний вполне в рамках исторических пределов. Да? Что же тогда, тогда следующий вопрос - потому что акции обычно растут тогда, когда происходят события, когда прибыльность компаний опережает рост ожиданий, да, который существует на рынке в настоящий момент. Анастасия, может быть ты сможешь нам рассказать о том, что сейчас ещё не включено в цену акций по темам и по тем темам, которые мы обсуждаем, которые нас интересуют?

Denis Shibiko - Thank you, I think I begin to understand this somehow. So, if we expect that the broad market - S&P500 of American stocks, for example, should grow next three years somewhere at a rate of 6%, then when the computer market, on average, grows by 10% - (faster by 4% per annum), biotech may even be faster by 20%, then + 5 + 6 in one year compared, for example, with the beginning of the year – it’s not a big amount, the difference. So, if we looked, I mean, if we had this conversation at the beginning of last year and said that technology companies went up by 7%, well, let’s say, nobody would be puzzled so much, right? That is, as if absolutely, the profitability or growth of technology companies is completely within historical limits. Right? Well then, the next question is - because stocks usually rise when events happen, when the profitability of companies outstrips expectations, right, which is currently on the market. Anastasia, maybe you can tell us about what is not yet included in stock prices by topics and the topics that we are discussing, which are interesting for us?

Анастасия Аморосо - Да, хорошо, next slide, please. Вот что ещё не включено - то есть смотрите, на левой стороне мы смотрим на что я думаю это самая большая тенденции в технологии. То есть если бы я вас спросила – “Какая самая большая тенденция?”, можно, наверное, получить 10 ответов. Если вы меня спрашиваете, то я вам скажу, что самая большая тенденция сейчас в технологии это рост в данных, рост в data, и на левой стороне видно, что 80% всех данных в мире было создано за последние шесть лет. Это очень короткий период. Но что ещё очень интересно, что за следующие пять лет мы ожидаем, что количество данных возрастет в 4 раза. Это много данных, которые нужно было хранить, надо было хранить где-то, и к ним нужен доступ. Это данные, которые, к которым надо подключаться и желательно по скоростям, которые быстрее, чем у нас сейчас есть. Это данные, которые должны были проанализировать, и в конце концов, надо всё это защищать. И если я это как бы скажу, переведу на язык technologic, то это получается technology is like Cloud Computing, 5G, Artificial Intelligence and Cybersecurity. И если мы сейчас посмотрим да на другой график здесь: насколько широко распространены эти технологии? Они вообще-то не так и широко распространены. То есть, посмотрите на 5G. Мы прогнозируем, что процент адаптирования 5G smartphones достигнет всего 15% в конце этого года - всего 15. На следующий год мы ожидаем, что это пойдет в 30%. В 2022 году мы ожидаем что это пойдёт в 50%, но сейчас это только 15. Так что понимаете, что возможность здесь довольно огромная, довольно значительная?

Anastasia Amoroso - Yes, good, next slide, please. Here's what is not yet included - that is, look, on the left side we look at what I think is the biggest trend in technology. That is, if I asked you - “What is the biggest trend?”, I could probably get 10 answers. If you ask me, I will tell you that the biggest trend in technology right now is growth in data, and from the left side it is obvious that 80% of all data in the world was created over the past six years. This is a very short period. But what is still very interesting- is that over the next five years we expect the amount of data to increase 4 times. That is huge data, needed to be stored somewhere, and access to them is required. You need to connect to this data and preferably at speeds that are faster than we have now. This data should have been analyzed, and finally, all this must be protected. And if I say this, translate into technologic language, then it turns out technology is like Cloud Computing, 5G, Artificial Intelligence and Cybersecurity. And if we now look at another graph here: how widespread are those technologies? They are actually not so widespread. I mean, look at 5G. We predict that the percentage of adaptation of 5G smartphones may reach only 15% by the end of this year - only 15. Next year we expect this to reach 30%. In 2022, we expect this to reach 50%, but now it’s only 15. So do you understand that the opportunity here is quite huge, quite significant?

Денис Шибико - Анастасия, а что, то есть уточним, то есть ты имеешь в виду, что только 15% телефонов, которые сегодня пользуются, используется, способны работать в пятом поколении…

Denis Shibiko -Anastasia, and what, I mean, let’s clarify, so you mean that only 15% of the phones that are used today, are able to work in the fifth generation ...

Анастасия Аморосо – Да

Anastasia Amoroso - Yes

Денис Шибико - … мобильной связи, правильно?

Denis Shibiko –… of mobile network, right?

Анастасия Аморосо – Да, это…

Anastasia Amoroso - Yes, that is…

Денис Шибико - …в следующем году это будет 30, потом через год уже половина, правильно?

Denis Shibiko – … next year it may be 30, then half in a year, right?

Анастасия Аморосо – Да, да и то есть мы очень рано как бы в этом процессе адаптирования. То есть наши мобильные связи они ещё вообще-то во многих странах они ещё всё 3G, потом в большинстве странах они 4G, но очень маленький процент сейчас как мы подключаемся к этим 5G networks. Потом смотри…

Anastasia Amoroso - Yes, yes and I mean, we are too early in this process of adaptation. That is, our mobile communications, actually in many countries they are still 3G, then in most countries they are 4G, but a very small percentage now connects to those 5G networks. Then look ...

Денис Шибико – Так как сейчас мы обсуждаем эту тему, можно я тебе ещё один вопрос задам?

Denis Shibiko - Since we are discussing this topic now, can I ask you another question?

Анастасия Аморосо – Да

Anastasia Amoroso - Yes

Денис Шибико – Вот. Ну понятно, что сейчас телефоны используют Пятое поколение. А зачем мне вообще это нужно на телефоне, что мне это даёт? То есть, это всё замечательно, что кто-то строит более быстрые технологии, но я сейчас могу вести видео переговоры и смотреть Netflix на своём телефоне на существующих сетях. Зачем мне нужно тратить деньги на следующее поколение?

Denis Shibiko - So. Well, it’s clear that now phones are using the Fifth Generation. Why do I even need it on the phone, what does it give me? I mean, it’s wonderful that someone is building faster technologies, but now I can conduct video conversations and watch Netflix on my phone on existing networks. Why do I need to spend money on the next generation?

Анастасия Аморосо – Да, это хороший вопрос. И кстати говоря я не думаю, что это будет насколько, настолько дороже, чем сейчас.

Это конечно проблема для telecom companies. Но хороший вопрос - зачем это всё нужно? Вот пример такой дам: когда были у нас 3G networks, это, если хотел бы кино, допустим Netflix загрузить на телефоне, это бы составило, наверное, 70 минут. По 4G networks это будет 7 минут. 5G - это будет 7 секунд. То есть представь, как можно больше информации можно получить в очень короткое время. И кстати говоря ты прав, что нам не нужна вообще-то говоря 5G networks, чтобы мы смотрели больше Netflix, допустим. Нам нужно 5G networks, чтобы было video-conferencing more reliable, so you don’t have the Wi-Fi issues. Но на самом деле для чего нужны эти 5G networks? Это не для нас - консюмеров, а для предприятий. То есть подумай, допустим, об автоматических машинах и подумай о хирургии, которую можно делать с дистанции. Это как бы называется mission critical. То есть точность в этих приложениях - это очень-очень важно. И чтобы получить точность, надо, нужны скорости, которые гораздо чаще, гораздо, гораздо быстрее, чем 4G и нужна так называемая latency, то есть задержка, которая очень-очень маленькая. Потому что представь …

Anastasia Amoroso - Yes, this is a good question. And by the way, I don’t think it may be much more expensive than it is now.

This is of course a problem for telecom companies. But the good question is - why is it all necessary? I’ll give you an example: when we had 3G networks, if you wanted to upload a movie, let’s say Netflix to your phone, this would probably take 70 minutes. With 4G networks, it may take 7 minutes. With 5G - it may take 7 seconds. So, imagine how much information can be obtained in a very short time. And by the way, you're right that we don’t really need 5G networks so we could watch more Netflix, for example. We need 5G networks to make video-conferencing more reliable, so you don’t have the Wi-Fi issues. But in fact, why the 5G networks are really needed? That is not for us - consumers, but for enterprises. I mean, think, for example, about automatic machines and think about surgery that can be done from distance. This is called mission critical. So that accuracy in these applications is very, very important. And in order to get accuracy, we need speed, which is much more often, much more faster than 4G and you need the so-called latency, a delay that is very, very small. Because imagine ...

Денис Шибико – скорость реакции…

Denis Shibiko - reaction rate …

Анастасия Аморосо – Что, что?

Anastasia Amoroso – What's that?

Денис Шибико – Скорость реакции, да, если по русски?

Denis Shibiko - Reaction rate, right, in Russian?

Анастасия Аморосо – Да.

Anastasia Amoroso – Yes.

Денис Шибико – Хорошо. По-моему, Анастасия, если не возражаешь я может быть попрошу, чтобы мы на 6-ю страничку перепрыгнули. Мне кажется у тебя хорошая картинка здесь есть. Miles, would you mind to flip to page 8 actually? Next one. Yeah, perfect.

Denis Shibiko - Good. In my opinion, Anastasia, if you don’t mind, may I ask you to jump to the 6th page. I think you have a good picture here. Miles, would you mind to flip to page 8 actually? Next one. Yeah, perfect.

Анастасия Аморосо – Да, то есть это как бы объясняет это. То есть вот параметр на левой части – Bandwidth, то есть это скорость и latency responsiveness – как бы задержка. Вот. И сейчас, если мы пользуемся Wi-Fi, phone or even mobile broadband, то есть не надо большую скорость и всё такое. Но смотри, connected autonomous vehicles, то есть автоматические машины, immersive reality, automated industry - всё это, для всего этого надо, чтобы скорость была гораздо больше и latency responsiveness – гораздо лучше. Вот.

Anastasia Amoroso - Yes, so it seems to explain that. That is, here is the parameter on the left side - Bandwidth, which is speed and latency responsiveness - like a delay. Here. And now, if we use Wi-Fi, phone or even mobile broadband, I mean, you do not need great speed and all that stuff. But look, connected autonomous vehicles, that is, automatic cars, immersive reality, automated industry - all this, for all this it is necessary that the speed is much higher and the latency responsiveness is much better. That’s it.

Денис Шибико – То есть я правильно понимаю, что именно вот это Пятое поколение связи позволит воплотить в жизнь вот такие до сих пор кажущиеся какими-то фантастическими, технологии как самоуправляемые автомобили, автономные автомобили и более автоматизированные системы в производстве и дома? Или и насколько это вот вообще близко? То есть это мы говорим о применении, коммерческом применении таких технологий через год, через 10 лет? То есть как вот ты считаешь?

Denis Shibiko - So, do I understand correctly that  this Fifth generation of communication may make it possible to implement such technologies that still seem so fantastic, like self-driving cars, autonomous cars and more automated systems in production and at home? Or and how close is it? I mean, are we talking about the application, commercial application of such technologies in a year, in 10 years? I mean, how do you think?

Анастасия Аморосо – Да, то есть некоторые, допустим, автоматические машины, наверное, 5 лет, по крайней мере. Может дольше. Это не потому, что у нас нет технологии, вообще-то говоря, в США по крайней мере, потому что у нас ещё нет правильных законов. Мы не знаем, как за это мы будем платить, какая там будет insurance и всё такое. Другие технологии, я бы сказала, это автоматические индустрии - это гораздо, гораздо ближе, сейчас. Even immersive reality гораздо ближе. То есть я думаю в несколько, в пару лет, наверное, мы увидим большое количество этих технологий, сейчас. И если спрашиваешь компании как Vodafone or T-Mobile or AT&T, “Кто сейчас тестирует эти 5G technology?” - это как раз больницы, это университеты, то есть это компании, это предприятия. Вот. И кстати, график на другой стороне здесь – это представляет рост revenues, которые будут возможны, потому что предприятия будут платить за 5G.

То есть я сказала, что ты и я наверное, не будем сильно много, больше платить за 5G, но кто будет платить - это компании. И если спрашиваешь, что ещё как бы не priced in, то я бы сказала вот это. Что компании будут за это платить.

Anastasia Amoroso - Yes, some, say, automatic machines, probably 5 years, at least. Maybe longer. This is not because we do not have technology, generally speaking, in the United States at least, because we still do not have the right laws. We do not know how we are going to pay for this, what kind of insurance there will be and all that stuff. Other technologies, I would say, are automatic industries, which are much, much more closer now. Even immersive reality is much closer. So, I think in a few, in a couple of years, perhaps we may see a large number of these technologies, now. And if you ask companies like Vodafone or T-Mobile or AT&T- “Who are currently testing those 5G technologies?” - these are hospitals, universities, I mean, companies, enterprises. That’s it. And by the way, the graph on the other side here represents the growth of revenues that may be possible because businesses may pay for 5G.

I mean, I said that you and I probably won’t pay much, won’t pay more for 5G, but who will do - the companies will. And if you ask what else is not priced in, then I would say this. That companies are going to pay for it.

Денис Шибико – Ну это вполне звучит логично, особенно то, что нынешний кризис еще раз

подчеркнул, как бы необходимость компаниям приспосабливаться к системе. Когда можно

работать или издалека, из дома или вообще автоматизировать процессы какие-то в максимальной степени, чтобы этот бизнес был не настолько зависим от возможных будущих пандемий или других каких-нибудь кризисов.

Denis Shibiko - Well it sounds logical, especially the fact that the current crisis emphasized once again the need for companies to adapt to the system. When it is possible to work either from distance, or from home or in general to automate processes to the maximum extent, so that the business is not so dependent on possible future pandemics or any other crises.

Анастасия Аморосо – Да, и такая же ситуация с Cloud Computing сейчас, потому что понятно, что если мы хотим работать из дома, если мы хотим всё делать из дома, то нужно чтобы это, данные были доступны anywhere, anytime. И поэтому, то есть, это как бы, все понимают, что мы будем больше адаптировать this Cloud technologies, но это прямо сейчас это и происходит. То есть, перед этим слайдом у меня есть (if we can go back to the prior slide, for one second), перед этим мы считали, что примерно 20%, 17% бюджетов будут тратить на Cloud technologies, Cloud Computing и потом считали, что через 5 лет что-то возрастет в 40%. Я думаю, что сейчас это возросло в 40% в этом году. То есть мы слышали Satya Nadella, Microsoft CEO говорил, что мы видели 2 года этой Digital transformation за последние 2 месяца.

Вот. Ну и как бы мы все понимаем, что компании как Microsoft, Google, Amazon - они все эти, они как бы beneficiaries Could Computing, но что интересно, что если мы хотим Could Computing, то нам нужно Cloud Security. И если посмотришь на график на другой стороне, 50 % это рост расходов на Cloud Security. То есть если на самом деле смотришь на возможности инвестировать, то надо смотреть на Cloud Security. И есть компании допустим, как CrowdStrike or Splunk, это как раз компании, которые как бы выросли в Облаке, выросли in the Cloud и они дают Cyber Security, Security for the Cloud, и поэтому их акции вообще-то растут хорошо.

Anastasia Amoroso - Yes, and the same situation is with Cloud Computing now, because it is clear that if we want to work from home, if we want to do everything from home, then we need this data to be available anywhere, anytime. And therefore, it’s as if everyone understands that we might adapt this Cloud technologies further, but this is happening right now. Before this slide I have (if we can go back to the prior slide, for one second), before that we thought that approximately 20%, 17% of budgets would be spent on Cloud technologies, Cloud Computing, and then thought that in 5 years may somewhat increase to 40%. I think now it has increased to 40% this year. That is, we heard Satya Nadella, Microsoft CEO said that we have seen 2 years of this Digital transformation in the last 2 months.

That’s it. And plus we all understand that companies like Microsoft, Google, Amazon are like beneficiaries of Could Computing, but the interesting thing is, that if we want Could Computing, then we need Cloud Security. And if you look at the chart on the other side, 50% represents an increase in Cloud Security expenses. So that if you are really looking at investing opportunities, then you should look at Cloud Security. And there are companies, let’s say, like CrowdStrike or Splunk, these are the companies that kind of grew in the Cloud and they provide Cyber ​​Security, Security for the Cloud, and therefore their shares generally grow well.

Денис Шибико – Ага, понятно. Ну а насчёт конкретной акции, инвестиционных идей я думаю, что мы порекомендуем нашим

клиентам поговорить с командой напрямую, потому что рынки двигаются быстро, и цены

меняются, возможности меняются, но как пример - это очень хороший пример конечно.

Denis Shibiko - Yeah, I see. Well, about specific stocks, investment ideas, I think we may recommend our customers to talk directly to the team, because markets move fast and prices change, opportunities change, but as an example - this is a very good example of course.

Анастасия Аморосо – Да, и может Денис, ещё можно несколько примеров дать про Artificial Intelligence. То есть…

Anastasia Amoroso - Yes, Denis, and maybe we can also give some examples about Artificial Intelligence. I mean…

Денис Шибико – Конечно.

Denis Shibiko – Sure.

Анастасия Аморосо – …искусственный интеллект. То есть если бы ты меня спросил, если можно только одну тенденцию выбрать, в которую я могла бы инвестировать, какая она была? Я бы сказала Искусственный интеллект. (Miles, let’s go forward a few slides. Slide 9). То есть смотря на это, на все эти данные, мы знаем, что только 1% всех этих данных в настоящее время анализируется, и вообще-то это невозможно нам как людям, миллиардам людей всё это проанализировать. Поэтому нам нужна эта Artificial Intelligence.  И если я сейчас смотрю насколько это распространено, то по миру говорят 37% компаний сейчас у них есть какая-то Artificial Intelligence. Но это возможно в основном в Китае и в Азии.

Вот. И только 20% компаний вообще-то говоря это адаптировали в каком-то масштабе. Но что я хочу показать здесь, что Artificial Intelligence – это как бы самая большая комерциальная возможность сейчас в мире. То есть смотрите, что мы подсчитываем, что 16 трлн долларов - это стоимость, это экономическая стоимость, которая возможна к 2030 году. Вот, и эта стоимость происходит потому, что Artificial Intelligence может нас сделать намного продуктивнее. Artificial Intelligence может помочь нам с Cyber Security. И Artificial Intelligence может сделать бизнес как бы more efficient, может привести к разработкам новых потоков.

То есть, например, я дам пару примеров. То есть мы все знаем, что Amazon пользуется, использует Artificial Intelligence, чтобы делать, допустим, personal recommendations. Другой example, другой пример - это компания в Honk Kong actually, называется Welab и опять это просто пример, не рекомендация. Но Welab расширяет кредит, то есть отдаёт кредит на основе мобильных данных. То есть, Денис, если ты мне дашь доступ к своему мобильному phone-у, то я тебе могу дать кредит или нет. Это зависит как ты свой, что ты делаешь по своему мобильному телефону. То есть я не знаю…

Anastasia Amoroso - …Artificial Intelligence. I mean, if you asked me if I could only choose one tendency to invest in, which one would that be? I would say Artificial Intelligence. (Miles, let’s go forward a few slides. Slide 9). I mean, looking at this, all this data, we know that only 1% of all this data is currently being analyzed and, in fact, it is impossible for us as people, billions of people to analyze all this. Therefore, we need this Artificial Intelligence. And if I look now at how widespread it is, then globally say 37% of companies now have some kind of Artificial Intelligence. But this is possible mainly in China and in Asia.

That’s it. And only 20% of companies, generally speaking, have adapted this on some scale. But what I want to show here, is that Artificial Intelligence is like the biggest commercial opportunity now in the world. Look, we calculate that $16 trillion is the value; it is the economic value that is possible by 2030. So, and this value is possible because Artificial Intelligence can make us much more productive. Artificial Intelligence can help us with Cyber ​​Security. And Artificial Intelligence can make the business more efficient, can lead to the development of new flows.

That is, I will give you a couple of examples. I mean, we all know that Amazon uses Artificial Intelligence to make, say, personal recommendations. Another example is a company in Honk Kong actually called Welab and again this is just an example, not a recommendation. But Welab expands credit, that is, gives a credit based on mobile data. I mean, Denis, if you give me access to your mobile phone, I can give you a credit or not. It depends on how you, what you do on your mobile phone. So I don’t know ...

Денис Шибико – Я не готов делиться своей, этой информацией с кем-то. Мне и так страшно, что Google слишком много про меня знает.

Denis Shibiko - I am not ready to share my, this information with someone. I’m already scared that Google knows too much about me.

Анастасия Аморосо – А, мне тоже все это страшно, но верь не верь, но компания как Welab, многие, многие люди вообще-то дают эту информацию и получают кредит. То есть я хотела дать этот example, потому что это знакомый бизнес, это просто credit. Но Artificial Intelligence это меняет, как можно делать этот бизнес. And это just, это только один пример в финансах, но есть примеры в Logistics, Retail, Healthcare, то есть много-много других секторов. И потом в этой пандемии мы смотрели, как Artificial Intelligence помогает нам сейчас в этой пандемии и это вообще-то везде. То есть я не знаю, чтобы мы были делать без Artificial Intelligence, потому что если подумаешь, что this Covid-10, this Coronavirus это как бы невидимый враг, мы не знаем у кого он есть, мы не знаем на каких поверхностях он сидит и мы не знаем, какая форма этого вируса вообще была. Но сейчас Artificial Intelligence помогает всё это предсказать. То есть еще один пример: в декабре была компания, канадская компания, которая предсказала в декабре, что это не только это китайская болезнь, это будет по всему миру. То есть они предсказали, что это будет пандемия. Как они предсказали? Они смотрели статьи от 100.000 разных источников новостей каждый день  на 65 разных языках. Они потом смотрели миллиарды разных рейсов, куда кто путешествовал, потом всё это совместили и заключили, что вот 10 или 11 городов будут следующие получать кейсы of Coronavirus. И это было правильно. То есть такой example - это очень трудно человеку или несколько людям это заключить, но это всё возможно с Artificial Intelligence.

Anastasia Amoroso - Ah, I am also scared, believe me or not, but a company like Welab, many, many people actually give this information and get a credit. I mean, I wanted to give this example, because it's a familiar business, it's just credit. But Artificial Intelligence is changing how this business can be done. And this is just one example in finance, but there are examples in Logistics, Retail, Healthcare, I mean, in many other sectors. Moreover, we can see how Artificial Intelligence helps us now during this pandemic, and that’s actually everywhere. I mean, I don’t know what we would do without Artificial Intelligence, because if you think that this Covid-10, this Coronavirus is like an invisible enemy, we don’t know who is infected, we don’t know what surfaces it sits on and we don’t know what form of the virus we had at all. But now, Artificial Intelligence helps to predict all this. So another example: there was a company in December, a Canadian company, which predicted in December that this is not only a Chinese disease, it could be around the world. That is, they predicted that it would be a pandemic. How did they predict? They watched articles from 100,000 different news sources every day in 65 different languages. Then they watched billions of different flights: places that people travelled, then combined all these and concluded that 10 or 11 cities may get cases of Coronavirus next. And that was right. I mean, such an example - it is very difficult for a person or several people to conclude this, but this is all possible with Artificial Intelligence.

Денис Шибико – Наверное, я бы, наверное, подчеркнул, что мы все можем думать и делать какие-то предположения, разница здесь именно в том, что artificial, то есть искусственный интеллект системы они именно обрабатывают данные и полагаются на конкретную статистику, а не наши предположения, которые могут как бы воплотиться в жизнь, а могут оказаться неправильными, да? То есть, пусть интеллект он уже более конкретно он измеряет процессы и делает как-бы связи логические, которые они находят в информации, правильно?

Denis Shibiko - I would probably emphasize that we all can think and make some assumptions, the difference here is that Artificial Intelligence of system processes the data and relies on specific statistics, not our assumptions, which may happen, or may turn out to be wrong, right? I mean, intellect more specifically measures processes and makes, like, logical connections, which it finds in information, right?

Анастасия Аморосо – Да, да. Artificial Intelligence может нам помочь предсказать не только, допустим, где пандемия будет, но может нам помочь предсказать как вообще-то лечить болезни, и можно немножко поговорить про Healthcare Innovation, то есть Инновация в медицине. Я дам пример, что мы получили генетический код этого вируса в январе. И если мы получили код, это не значит, что мы знаем какая форма была, допустим, у этого Spike Protein. И как ты говорил, Денис, что если это люди занимаются, если это ученые сидят с микроскопами, то это на самом деле можно провести года, пытаться взять этот генетический код и посмотреть какая форма есть этого вируса. Но компании как BIA doo, как Google вообще-то использовали Artificial Intelligence, взять этот генетический код and construct и получить 3D shape of the Spike Protein. Я хочу вам это показать. (Miles, slide 10 I believe, 10 or 11…Next one…Yeah). Вот это схематика: на левой части это какая-то часть генетического кода как раз этого коронавируса, вот. Но это просто цифры, да? Вот, используя алгоритм Artificial Intelligence можно получить такую форму вот этого Spike Protein. А почему она важна? Она важна, потому что доктора, medical community потом может пытаться придумать какую надо будет вакцину. И вот, если вы думаете, что что же такое новое с инновацией in medicine? Что нового - это скорость с которой всё это происходит. То есть потому что мы сейчас очень хорошо понимаем генетическую структуру и потому что у нас сейчас есть эта большая дата и алгоритмы, поэтому мы можем всё это делать гораздо быстрее. То есть, например, мы получили

этот генетический код, и за 63 дня первый человек уже получал эту экспериментальную вакцину от компании которая называется Madorna. Это очень-очень быстро. Все понимают, что раньше это было бы года. А сейчас мы всё это делаем за дни и недели.

Anastasia Amoroso - Yes, yes. Artificial Intelligence can help us predict not only, let’s say, where the pandemic will be, but it can help us to predict how to cure diseases, and we can talk a little about Healthcare Innovation, that is, Innovation in medicine. I will give an example: we received the genetic code of this virus in January. And as we received the code, this does not mean that we know what form, for example, this Spike Protein had. And as you said, Denis, that if it is people who study, if it’s scientists sitting with microscopes, then you can actually spend years trying to take this genetic code and see what form this virus has. However, companies like BIAdoo, like Google actually used Artificial Intelligence: take this genetic code and construct and get a 3D shape of the Spike Protein. I want to show you this. (Miles, slide 10 I believe, 10 or 11 ... Next one ... Yeah). This schematic: on the left side, there is some part of the genetic code of this coronavirus, here. But these are just numbers, right? Now, using the Artificial Intelligence algorithm, you can get this form of the Spike Protein. Why is it important? It is important because doctors, the medical community, may then try to figure out what vaccine will be needed. And now, if you think what is the novelty there with innovation in medicine? The novelty is the speed with which all this happens. I mean, because we now understand the genetic structure very well and because we now have this big data and algorithms, so we can do all this much faster. That is, for example, we got this genetic code, and in 63 days the first person already received the experimental vaccine from a company called Madorna. It is very, very fast. Everyone understands that previously it would take years. And now we do all this in days and weeks.

Денис Шибико – Да, кстати, мы надеемся, что сейчас очень много разных компаний работают над вакцинами, лекарствами.

Надеемся, что они будут плодотворными, их усилия и мы скоро получим какие-то результаты. Но больше про эту тему можно услышать от Michael Cembalest: на этой неделе в понедельник было интервью его, которое есть в записи. Нашим клиентам, нашим друзьям мы рекомендуем послушать, если это интересно. Вообще, очень детальный и информативный разговор.

Denis Shibiko - Yes, by the way, we hope that now many different companies are working on vaccines and medicine.

We hope that their efforts will be fruitful, and we will soon get some results. But more about this topic can be heard from Michael Cembalest: this week on Monday there was an interview with him, which is in the recordings. We recommend our customers, our friends to listen, if it is of interest. Generally, a very detailed and informative conversation.

Анастасия Аморосо – Yeah, точно. Потому что 100 компаний сейчас занимаются этими вакцинами, поэтому мы надеемся, что что-то получится. Но я ещё хотела рассказать про пару таких тенденций в медицине, которые I think are very promising. Первая - это генетическая терапия (Gene Therapy). Если мы смотрим сейчас много генетических заболеваний в мире и почему они получаются? Генетические заболевания получаются потому, что может быть есть дефективный, дефектный ген. А может быть вообще нет какого-то гена, который нужен. То есть я вам дам пример: я не знаю, как по-русски сказать, но по-английски называется Duchenne muscular dystrophy. Я сейчас объясню. То есть это заболевание, которое бывает мальчикам: то есть когда в 4 года оно проявляется. К 12, когда ему исполняется 12 лет, то многие уже не могут ходить, потому что мышечный состав он очень ослабляет, и вообще life expectancy это, по-моему, 22 или 29 лет. То есть, terrible disease.

Но почему, почему она такая бывает? Она бывает, потому что нету гена – Dystrophin. Ген называется Dystrophin, который как раз контролирует этот muscle tone. Вот. И компания одна, biotech company, называется Sarepta, она нашла другой метод, как укрепить организм. То есть она работает с другим геном – Micro-dystrophin и она этот ген is putting into the body instead of the original gene.

Anastasia Amoroso - Yeah, exactly. Because 100 companies are now working on these vaccines, we hope that something will work out. But I would also like to talk about a couple of such trends in medicine that I think are very promising. The first is Gene Therapy. If we look now there are many genetic diseases in the world and why do they happen? Genetic diseases happen because there might be a defective gene. Or maybe there’s no gene at all that is needed. That is, I will give you an example: I do not know how to say it in Russian, but in English it is called Duchenne muscular dystrophy. I will explain now. This disease happens to boys: it reveals at 4 years old. By 12, when they turn 12, many can no longer walk, because it reduces the muscle composition heavily, and in general, life expectancy, in my opinion, is 22 or 29 years. I mean, terrible disease.

But why, why does it happen like that? It happens because there is no gene - Dystrophin. The gene is called Dystrophin, which controls this muscle tone. That’s it. And one company, a biotech company, called Sarepta, found another method of strengthening the body. That is, it works with another gene - Micro-dystrophin, and it’s putting into the body instead of the original gene.

Денис Шибико – Меняет как бы некачественный ген на более правильный ген, правильно? Так получается?

Denis Shibiko - Changes a low-quality gene to a more correct one, right? Is it correct?

Анастасия Аморосо – Да. Yeah. Абсолютно. И это работает. То есть вообще-то, это опять-таки не эксперимент, а на самом деле это работает, и есть пациенты, которые не могли ходить, но сейчас уже могут ходить, могут получать свой, допустим, диплом. Я говорила, что в 12 лет мальчики не могут ходить, но вот эти пациенты вообще-то могут даже в 18 лет, 20 лет. Это очень такая promising и очень важная тенденция. И если спрашиваешь где мы будем смотреть, где у нас будет more, more treatments approved, я бы сказала, что это в области Gene Therapy.

Anastasia Amoroso - Yes. Yeah. Absolutely. And it works. That is, in general, this is not an experiment, it really works, and there are patients who could not walk, but now they can walk, they can receive their, say, diploma. I said that by 12 years, boys cannot walk, but these patients actually walk even at 18 years, 20 years old. This is a very promising and very important trend. And if you ask where we are going to look, where we will have more, more treatments approved, I would say that in the field of Gene Therapy.

Денис Шибико – Очень интересно.

Denis Shibiko – Very interesting.

Анастасия Аморосо – И может последнее, что я скажу по поводу Healthcare Innovation, это называется Precision Medicine. Мы говорили про уже два component, which is – это генетическая терапия и дата. Почему получается, что некоторые пациенты очень плохо как бы себя, организм очень плохо себя ведёт because of Covid и почему другие пациенты вообще, никаких у них симптомов нет? Но ответ - это потому что, это функция генетического состава. И что такое Precision Medicine? Это получается, что это просто задача, которую надо вычислять. То есть если мы понимаем генетический состав, если мы можем тестировать разные методы лечения, то мы можем найти как бы optimal treatment для каждого пациента - который для тебя, который для меня, который разный. Но это как раз и называется Precision Medicine. И опять-таки, звучит немножко как бы теоретически, как бы scientific experiment, но это не scientific experiment, это вообще-то сейчас происходит, и компании над этим очень хорошо работают. Поэтому (let’s go to the next slide, Miles), поэтому вообще много есть возможностей в этих, в компаниях самих, но даже во всем sector. Если я смотрю на индустрию биотеки, в последние пять лет biotech вообще-то не очень хорошо росла. Если я сейчас смотрю, что случится, я думаю в несколько 5 лет, что случится - это то, что очень много новых медикаментов будут сейчас approved…

Anastasia Amoroso - And maybe the last thing I mention about Healthcare Innovation - is called Precision Medicine. We have already talked about two components: the genetic therapy and data. Why does it happen that some patients react very badly to Covid, while others will generally not have any symptoms? The answer is - because it is a function of the genetic composition. And what is Precision Medicine? It turns out that this is just a task that needs to be calculated. I mean, if we understand the genetic composition, if we can test different methods of treatment, then we can find the optimal treatment for each patient - one for you, one for me, another one. But this is what’s called Precision Medicine. And again, it sounds a little theoretical, like a scientific experiment, but it’s not a scientific experiment, it’s actually happening now, and companies are working very well on this. Therefore (let’s go to the next slide, Miles), therefore there are many opportunities in these companies, and even in the whole sector. If I look at the biotech industry, in the last 5 years biotech has not actually grown very well. If I look now at what might happen, I think in 5 years a lot of new medicines could be approved ...

Денис Шибико – Одобрены.

Denis Shibiko – Approved.

Анастасия Аморосо – yeah, одобрены by the FDA in Europe and so forth. И поэтому мы считаем, что примерно 355 млрд новых доходов, это что возможно для biotech and healthcare. Если мы подумаем, что 50% этих 2055 миллиардов это все пойдет биотеке, то все, то есть объём доходов в этом секторе он будет в 2 раза больше, чем он сейчас.

Anastasia Amoroso – yeah, approved by the FDA in Europe and so forth. And therefore, we estimate that approximately 355 billion new revenue is possible for biotech and healthcare. If we think that 50% of these 2055 billion could all go to biotech, then everything, I mean, the volume of income in this sector may be 2 times more than it is now.

Денис Шибико – Можно я уточню? Я правильно тебя понял, что, то есть мы смотрим на как бы список всех проектов, которые подлежат, которые находятся в поздних стадиях развития: которые мы ожидаем, что выйдут на рынок. Мы прогнозируем какой-то объем продаж каждого из этих лекарств и, как бы, если представить, что половина из этих новых лекарств были произведены компаниями биотехнологического сектора, то их продажи удвоятся, получается, да? То есть если они сегодня, то есть это не доход даже, это продажы всего сектора удвоятся. Естественно, что прибыльность обычно таких компаний очень высокая, то есть прибыли могут увеличиться еще даже выше, правильно?

Denis Shibiko - May I clarify? Am I right, that, I mean, we look at a list of all the projects that are subject to, which are in the late stages of development: which we expect to enter the market. We predict some sales volume for each of those drugs and if we imagine that half of those new drugs were produced by companies in the biotechnology sector, then it turns out that their sales may double, right? I mean, if they are today, that is, it’s not even income, the sales of the entire sector may double. Obviously, the profitability of such companies is usually very high, that is, profits can increase even more, right?

Анастасия Аморосо – Да, абсолютно точно. Сказал гораздо лучше, чем я.

Anastasia Amoroso - Yes, absolutely. Said much better than me.

Денис Шибико – Хорошо. Тогда если не возражаешь давай может быть пару слов уделим вот экологической тематике. Если честно, то есть, мне кажется, что как бы на западе увлечение этой тематикой оно немного опережает как бы средний уровень интереса, который я увидел, или почувствовал (честно говоря, мне самому, наверное, может быть, говорит о возрасте, что как бы мы привыкаем к старому порядку вещей), и поэтому всё равно все эти экологические темы, новые технологии они кажутся всё-таки слишком экспериментальными, пока не практическими. Может ты нам расскажешь о том, где мы видим самые большие возможности и также насколько это уже коммерчески интересно?

Denis Shibiko - Good. Then if you don’t mind, maybe let's give a few words to environmental topics. To be honest, I mean, it seems to me as if in the West, the passion for this topic is a bit ahead of the average level of interest that I saw or felt, and (honestly, I myself, probably it indicates the age, that we get used to the old order of things) that’s why all these environmental topics, new technologies, they still seem too experimental, yet not practical. Maybe you could tell us about where do we see the greatest opportunities and how interesting is it commercially?

Анастасия Аморосо – Ага, да, обязательно. (Miles, let’s go to the next slide…Let’s do one more…Slide 14…Yeah). То есть, почему как бы сейчас внимание так уделяется Sustainability? Потому что сейчас все как-бы задумались, что ресурсов у нас не так уж много. Население у нас гораздо-гораздо больше, и хочется, чтобы у всех как бы всё было. То есть у всех была чистая вода, у всех был чистый воздух, and поэтому все как-бы этим увлеклись. То есть один пример: сейчас, который очень relevant, то есть соответствующий к временам пандемии, что мы знаем, что это Коронавирус - если вы живёте в городе, где есть много air pollution, то есть где воздух…

Anastasia Amoroso - Yeah, sure. (Miles, let’s go to the next slide ... Let’s do one more ... Slide 14 ... Yeah). I mean, why is attention now so focused on Sustainability? Because everyone now seems to think that we have scarce resources. Our population is much larger, and everyone wants to have everything. I mean, everyone would like to have clean water, clean air, and therefore everyone became passionate about this. As an example: which is very relevant now, I mean, corresponding to the times of the pandemic - that we know that it is Coronavirus - if you live in a city with a lot of air pollution, I mean, where the air is ...

Денис Шибико – индекс воздуха большой, да?

Denis Shibiko - the air index is high, right?

Анастасия Аморосо – Да. То тогда получается, что mortality rate - смертность от этой болезни она немного выше. Вот, и карту, которую я сейчас показываю, это мы смотрим где воздух чистый и где нет. То есть вы видите, что много красного. Это значит, что воздух вообще нечистый. Только 20% городов по всему миру у них есть чистый воздух. У остальных у нас - 80%, какой-то level of hazard. Поэтому сейчас и государства и люди говорят как можно это очистить. То есть понимаешь, это не только climate change, это тоже, это какой воздух у нас будет и какой нам хочется? И поэтому государства сейчас очень сфокусированы на этом. (Let’s go to the next slide, Miles). Посмотрите, допустим, это стандарты – CO2 emission standards, которые сейчас хотят увидеть в Европе, в Китае и в США. И видишь, что они гораздо серьезнее, чем были. И как это можно, как это сделать, чтобы получили эти стандарты? То есть, надо смотреть на renewable energy, надо смотреть на electric vehicles. На следующем слайде (next slide) мы знаем, что сейчас примерно 11% всей энергетики в мире получается от wind and solar. И прогнозы, что эти 11% пройдет в 27% на 2030 году. И это вообще-то не только потому, что как бы мы так хотим, потому что это государства хотят, но компании этого хотят тоже. То есть если посмотрите на правый график, то сейчас cost of wind and solar - он сейчас ниже, чем cost of natural gas.

Anastasia Amoroso - Yes. Then it turns out that the mortality rate - mortality from this disease is slightly higher. Here, and the map that I am showing now, we look at where the air is clean and where not. That is, you see there is a lot of red. This means that the air is generally unclean. Only 20% of cities around the world have clean air. The rest of us - 80%, have some level of hazard. Therefore, now both states and people talk about ways to clean it. Therefore, you understand, this is not only about climate change, it is also about what kind of air we may have and what kind we want. Therefore, states are now very focused on this. (Let’s go to the next slide, Miles). Look, these are standards: CO2 emission standards that are now desired in Europe, China and the USA. And you can see that they are much more serious than they were. How can this be done, how to achieve these standards? That is, we must look at renewable energy, we must look at electric vehicles. On the next slide, we know that about 11% of all energy in the world now comes from wind and solar. And there are forecasts that these 11% may increase to 27% by 2030. This is actually not only because we want it to be so, because the states want, but companies also do. I mean, if you look at the right graph, the cost of wind and solar is now lower than the cost of natural gas.

Денис Шибико – То есть себестоимость ветряной и солнечной энергии на самом деле уже ниже, чем натурального газа?

Denis Shibiko – So, is the cost of wind and solar energy actually already lower than the natural gas?

Анастасия Аморосо – Да.

Anastasia Amoroso - Yes.

Денис Шибико – Даже несмотря на то, что цены на нефтепродукты упали так сильно?

Denis Shibiko - Even despite the fact that oil prices have dropped so much?

Анастасия Аморосо – Да, да. То есть это не только как бы “fill good” решения принимать для компании, но это сейчас становится экономическим решением и поэтому я думаю, что в несколько 5 лет, в 3-5 лет мы увидим, что больше и больше энергетики сейчас происходит from wind and solar. Я кстати, даже слышала, нефтяные компании в Европе, у нас был ланч, когда всё ещё можно было иметь ланч, мы говорили час, на целый, на протяжении этого часа 90% мы говорили про renewable wind. И это было нефтяная компания. Поэтому не только государства, это не только население, также и компании, даже нефтяные, которые сейчас начинают об этом серьёзно задуматься. Так что и поэтому, Денис, я думаю, что если помнишь тот первый слайд, где мы смотрели как доход растет for Global Clean Energy companies, это 17% - средний рост.

Anastasia Amoroso - Yes, yes. I mean, it’s not only about taking “fill good” decisions for the company, but now it’s becoming an economic decision and therefore I think that in a few 5 years, in 3-5 years, we may see that more and more energy is now coming from wind and solar . By the way, I even heard oil companies in Europe, we had lunch, when it was still possible to have lunch, we talked for an hour, during 90% of this hour we talked about renewable wind. And it was an oil company. Therefore, it’s not only about states, not only about population, but also about companies, even oil companies, which start thinking about it seriously. So that’s why, Denis, I think that if you remember the first slide, where we watched increase of income for Global Clean Energy companies, it was 17% - the average growth.

Денис Шибико –Да-да-да. Это в самом начале это нам показывала. Хорошо, понятно. Анастасия, у нас заканчивается время. Я бы хотел тебя поблагодарить за то, что ты приняла такое геройское решение и присоединилась к нашей программе, обсуждая эти тенденции на русском языке. Я знаю, что ты последние 20 лет прожила в Соединенных Штатах, и у тебя меньше было практики на родном языке разговаривать, но я надеюсь, что мы со временем сможем чаще с тобой общаться и с нашими клиентами. И может быть даже когда-то вернемся и увидим всех наших клиентов в России или в других городах, где они могут находиться.

Я хочу поблагодарить за эту интересную дискуссию. Я вот, если так в нескольких словах, то есть невозможно это сжать всё в несколько слов, но основные темы, которые я почерпнул из нашего разговора, наверное, говорят о следующем: что не стоит смотреть на вот изменения рынка за последние несколько месяцев, да, потому что это глобальные, длинные темы, и потенциал роста на порядки превышает ту доходность, которую мы на сегодняшний момент видели на публичном рынке. Наверное, то, что практически всегда происходит, что новые технологии, которые трансформируют то, как мы ведем бизнес, как мы живем, мы не до конца осознаем их эффекта, их коммерческой, наверное, влиятельности, да?

Denis Shibiko - Yes, yes. You showed at the very beginning. Well, got it. Anastasia, we are running out of time. I would like to thank you for making such a heroic decision and joining our program, discussing these trends in Russian. I know that you have been living in the United States for the past 20 years and you had less practice speaking your native language, but I hope that over time we may be able to communicate more often with you and our clients. And maybe someday we can even return and see all our customers in Russia or in other cities where they are located.

I want to thank you for this interesting discussion. I would like in a few words, I mean, it’s impossible to sum it up in a few words, but the main topics that I learned from our conversation, are probably the following: you should not look at market changes over the past few months, right, because these are global, lasting topics, and the growth potential far exceeds the profitability that we saw on the public market today. Probably, what usually happens is that new technologies that transform the way we conduct business, the way we live, we do not fully understand their effect, probably their commercial influence, right?

 

То есть можно применять любые примеры - те же Google и Facebook и интернет и компьютеры - в своё время, когда они начинались, никто не мог представить насколько они будут необходимы нам сегодня, и насколько это будут прибыльные инвестиции. Поэтому вот такие тематические инвестиции они должны занимать какую-то долю в портфеле - в долгосрочном портфеле: это не day trade, да? То есть это не сегодня заскочил, завтра выскочил, то есть это какая-то более

долгосрочная стратегия. Вот, и может быть со своей стороны я скажу, что сегодня у нас был больше концептуальный разговор, но в практическом применении у нас есть в JP Morgan группа стратегий по различным классам активов, по акциям, по прямым инвестициям, которые именно нацелены на то, чтобы инвестировать вот в компании в разные, в разном этапе своего развития, которые именно продвигают технологии, продвигают новые процессы, новые подходы к бизнесу, и которые, именно идеи этих всех стратегий заключается в том, чтобы поучаствовать в этом процессе и постараться заработать на этом вообще хороший доход. Анастасия, ещё раз спасибо тебе. Я приглашаю тех, кто участвовал на нашем разговоре продолжить его уже более в индивидуальном порядке, где мы сможем обсудить какие варианты больше подходят для конкретно для каждого из вас. Спасибо. Спасибо вам.

 

That is, you may use any example - the same Google and Facebook and the Internet and computers - at the time they started, no one could imagine how much they will be needed today, and how profitable investments they could be. Therefore, such thematic investments, they should hold some share in the portfolio - in the long-term portfolio: this is not a day trade, right? I mean, not jumped in today, jumped out tomorrow, it’s a kind of more long term strategy. Well, and from me I would say that today we had more conceptual conversation, but regarding practical application in JP Morgan we have a group of strategies for various classes of assets, stocks, direct investments, which are specifically aimed at investing in companies at different stages of their development, that promote technology, promote new processes, new approaches to business: the idea of all these strategies is to participate in this process and try to make good money on it. Anastasia, thank you once again. I invite those who participated in our conversation to continue it more individually, where we can discuss which options are specifically more suitable for each of you. Thanks. Thank you.